Откровения врачей, борющихся с коронавирусом


МОСКВА, 7 апр — , Мария Семенова. Во время эпидемии COVID-19 медики работают на износ: они забыли о выходных и неделями не видят своих детей. Врачи не жалуются — в их глазах все жертвы оправданны, удалось бы только остановить вспышку. И лишь иногда сетуют: если бы все пациенты относились к ситуации с пониманием, не пытались побыстрее «сбежать» из больницы и не мешали инфекционистам, работать было бы легче.

«На боевом посту»

Дина Семенова — заведующая отделением Республиканской клинической инфекционной больницы имени Агафонова в Казани. В конце февраля две недели она в буквальном смысле жила на работе — к ним привезли восьмерых жителей Татарстана, эвакуированных с лайнера Diamond Princess, на котором была зафиксирована вспышка коронавируса. Трое врачей прошли карантин вместе с пациентами — находились в больнице круглосуточно.
«Мы не знали, в каком состоянии к нам приедут люди: ходячие они или лежачие, есть ли у них одышка или нарушение гемодинамики (движение крови по сосудам. — Прим. ред.). У нас был готов реанимационный бокс. И мы не боялись: в голове был план действий на случай, если что-то пойдет не так», — вспоминает она.

© Фото из личного архиватДины СеменовойКоллектив врачей казанской больницы

Коллектив врачей казанской больницы

Коллектив врачей казанской больницы
Медики жили в «чистой зоне» для персонала, палаты больных располагались за стеклом. Для казанской больницы это первый опыт длительного карантина. К счастью, ситуация развивалась по наиболее благоприятному сценарию — среди эвакуированных пассажиров лайнера не было тяжелых. Но работы все равно хватало.
«Каждый день — мониторинг пациентов. Мы круглосуточно находились на боевом посту. Наши люди не были в тяжелом состоянии, но у большинства имелись факторы риска: сердечно-сосудистые заболевания, эндокринные. Мы следили за отсутствием отрицательной динамики. У меня, как у заведующей отделением, рабочий день длился бесконечно: помимо осмотра пациентов, нужно было проводить консилиумы с руководством, готовить отчеты», — описывает обстановку Семенова.

«Попрощались на две недели»

Изоляцию медики перенесли спокойно.

«Команда настроилась, что придется две недели как минимум провести на карантине. Сначала опасались, что он затянется, но время прошло быстро. Естественно, скучали по родным, а они — по нам. Старались выкраивать время на отдых — в свободные часы читали книги, занимались йогой, слушали музыку, пытались чем-то себя занять. За ужином обсуждали события дня, нас это сближало», — с теплотой в голосе рассказывает Дина Семенова.

У Дины две дочери, старшей одиннадцать, младшей пять — она тоже хочет стать врачом. Как мама.
«Младшей я каждый вечер объясняла, что людям необходима помощь, она как-то прониклась, отнеслась с пониманием, была готова ждать меня — поэтому разлуку мы перенесли не так тяжело».
Сложнее пришлось пациентам — они уже были морально истощены пребыванием в изоляции на борту лайнера.

© Фото из личного архива Дины СеменовойДина Семенова

Дина Семенова

Дина Семенова
«Мы старались создать для них комфортные условия. Они, конечно, были рады наконец оказаться на родине и получить помощь. Со своей стороны, мы выкладывались по максимуму, поэтому пациенты были нам благодарны — даже сочувствовали, что мы здесь заперты на четырнадцать дней вместе с ними. Первое время они были подавлены, потом приободрились: мы им рассказывали о результатах анализов, о динамике. Все проходило мирно, гладко», — вспоминает Семенова.

«Это было лучшим подарком»

Коллектив больницы до сих пор смеется: начало их изоляции пришлось на 23 февраля, а конец — на 8 марта. По иронии судьбы команда, работавшая с пассажирами Diamond Princess, полностью состояла из женщин. Когда закончился карантин и все пациенты отправились по домам с отрицательным анализом на коронавирус, они сказали медикам много теплых слов. И не только они.

© Фото из личного архива Дины СеменовойДина Семенова

Дина Семенова

Дина Семенова
«Было очень приятно: нас поздравили президент, министр здравоохранения. Но лучшим подарком было возвращение домой. Дети подготовились, нарисовали открытки, родные встречали с цветами и распростертыми объятиями. Все это время детьми занимался муж, но бабушки и дедушки очень помогали. Я была спокойна, потому что у меня надежный тыл», — улыбается врач.

«Героизмом не считаю»

Дина Семенова говорит, что шансов заразиться в стенах больницы меньше, чем вовне, поэтому не переживает за себя и свою семью: «Здесь мы соблюдаем противоэпидемические мероприятия, заходя к больным, надеваем средства индивидуальной защиты, чистая и грязная зоны постоянно обрабатываются».
На момент нашего разговора с Семеновой в больнице, где она работает, находилось 19 человек с коронавирусной инфекцией. Медики уже не живут в учреждении круглосуточно, но работы у них меньше не стало.
«Сейчас у нас семидневка — выходных нет. У меня смена с восьми до 17 часов, но обычно я ухожу позже», — признается она.
В казанской больнице лежат пациенты разных возрастов — и молодые, и пожилые. «Пациентов на ИВЛ, к счастью, нет, есть люди в состоянии средней тяжести. В регионе пока не было летальных случаев. Один человек выписан домой — француз, игрок волейбольной команды. Выписка — это маленькая победа».
К тому, что нагрузка выросла в разы, Дина относится спокойно. «Я это героизмом не считаю — это наша работа. Мы ее выбрали и стараемся качественно выполнять. Нагрузки серьезные, но ведь ситуация может выйти из-под контроля, поэтому такие меры оправданны. Мы хотим вылечить наших пациентов, не допустить распространения инфекции», — говорит она.
И в концовке разговора добавляет: «Надеюсь на сознательность россиян».

«В штатном режиме»

А вот в Липецке врачи пока работают в обычном режиме, но уже готовы к тому, что число зараженных будет расти. В Липецкой областной клинической инфекционной больнице развернули госпиталь для лечения пациентов с COVID-19 на пятьдесят коек.

«Все в штатном режиме, но теперь, чтобы зайти к пациенту, нужно одеваться в специальные костюмы. Тяжелых нет, все в удовлетворительном состоянии, некоторых лихорадит, но у большинства нет даже температуры», — описывает ситуацию заведующая инфекционным отделением Галина Слюсарева.

К новому вирусу она относится с осторожностью, но без страха: «Мы разные вспышки переживали — дифтерии, сибирской язвы, геморрагической лихорадки. Коронавирус сопоставим с предыдущим опытом».

© сайт Липецкой инфекционной больницы Галина Петровна Слюсарева

Галина Петровна Слюсарева

Галина Петровна Слюсарева
Галина Петровна работает врачом уже 37 лет, в силу возраста она сама попадает в группу риска, но даже не думает оставить пациентов. «Конечно, разумный человек всегда беспокоится за свою жизнь, чем бы он ни занимался. Я давно работаю инфекционистом, у нас есть иммунитет. Плюс мы соблюдаем все меры предосторожности — санэпидрежим. Не всем известно, что он начинается с самых простых вещей: у каждого должна быть своя тарелка, вилка, ложка и чашка. Если идете на обед, а вас кто-то остановил и поздоровался за руку, нужно вернуться, помыть руки и только потом идти к столу. У нас в больнице четко разделены чистая и грязная зоны: снимаем и обрабатываем костюмы, принимаем душ, моем руки. «Я боюсь и не пойду в больницу» — такого ни у кого в коллективе нет. Это наша обычная работа», — пожимает плечами врач.

«Китайцы вели себя идеально»

В липецкой больнице проходили лечение по контракту несколько пациентов из Китая. «Их поведение было просто идеальным, в отличие от наших. Может быть, менталитет другой», — вздыхает Галина Петровна.
Все пациенты липецкой больницы находятся в удовлетворительном состоянии — именно поэтому многие из них сомневаются в том, что им нужен стационарный режим, и хотят побыстрее попасть домой.

«Считают, что они здоровы. Приходится много раз объяснять одно и то же. На это уходит много моральных сил. Многие пациенты изо дня в день задают одни и те же вопросы: почему я здесь, почему вы меня не отпускаете. Они не всегда понимают серьезность ситуации. Мы не нагнетаем панику, не нужно никакого ажиотажа, истерических действий — следует просто слушать, что говорит медицинский персонал. Не полагаться на авось. Соблюдать карантин, чтобы не дать вирусу захватить большое количество людей. Если граждане будут блюсти наши предписания, врачам будет легко. В больнице нужно терпение — и со стороны персонала, и со стороны пациентов. И если мы, врачи, не получаем этого от них, значит, сами должны быть терпеливее в квадрате», — рассуждает Слюсарева. По ее словам, иногда «пациентский бунт» разрастается. Один раз даже пришлось нажать тревожную кнопку.

Госпитализированных запрещено навещать, передачи можно оставить у медперсонала. Бокс закрывается на ключ.
Во время нашего недолгого разговора у Галины Петровны беспрерывно звонит телефон — больные требуют внимания. Номер выделили специально для госпитализированных с коронавирусом — так они могут в любой момент поговорить врачом. Это, разумеется, не единственный способ связи: медики ежедневно проводят обход, у каждой кровати есть кнопка вызова.
«Не болейте. Храни вас Бог», — говорит мне Галина Петровна на прощанье. Она очень торопится к пациентам.
Источник:ria.ru